Портал учебных материалов.
Реферат, курсовая работы, диплом.


  • Архитктура, скульптура, строительство
  • Безопасность жизнедеятельности и охрана труда
  • Бухгалтерский учет и аудит
  • Военное дело
  • География и экономическая география
  • Геология, гидрология и геодезия
  • Государство и право
  • Журналистика, издательское дело и СМИ
  • Иностранные языки и языкознание
  • Интернет, коммуникации, связь, электроника
  • История
  • Концепции современного естествознания и биология
  • Космос, космонавтика, астрономия
  • Краеведение и этнография
  • Кулинария и продукты питания
  • Культура и искусство
  • Литература
  • Маркетинг, реклама и торговля
  • Математика, геометрия, алгебра
  • Медицина
  • Международные отношения и мировая экономика
  • Менеджмент и трудовые отношения
  • Музыка
  • Педагогика
  • Политология
  • Программирование, компьютеры и кибернетика
  • Проектирование и прогнозирование
  • Психология
  • Разное
  • Религия и мифология
  • Сельское, лесное хозяйство и землепользование
  • Социальная работа
  • Социология и обществознание
  • Спорт, туризм и физкультура
  • Таможенная система
  • Техника, производство, технологии
  • Транспорт
  • Физика и энергетика
  • Философия
  • Финансовые институты - банки, биржи, страхование
  • Финансы и налогообложение
  • Химия
  • Экология
  • Экономика
  • Экономико-математическое моделирование
  • Этика и эстетика
  • Главная » Статьи и публикации » Традиция и модернизация в социально-политическом развитии России

    Традиция и модернизация в социально-политическом развитии России

    Политическое развитие России на протяжении веков неизменно отличалось своими существенными особенностями.

    Первая из них состоит в том, что всегда решающая роль в реформировании всей общественной системы принадлежала государству, чем объясняются многие устойчивые признаки крупных реформ. Ускоренное или догоняющее развитие осуществлялось исключительно путём административного регулирования процессов, нацеленного на быстрое достижение стратегических результатов, прежде всего в военной области.
    Таковыми были и реформы Петра I, и советская индустриализация тридцатых годов, и милитаризация при Сталине. Человек оставался по сути закрепощённым, и власть от его жизненных интересов всегда была очень далека. Это одна из наших исторических традиций, которую мы, казалось, оставили позади.

    Другая особенность — тоже одна из наших исторических традиций — это последовательная смена реформ и контрреформ. Причём глубина и серьёзность попыток реформ всегда увеличивала вероятность и действенность контрреформ. Наиболее характерный пример дают реформы, начатые в 60-х годах ХIX века, когда было ликвидировано крепостное право, введено местное самоуправление (земства), создана новая судебная система, появилась эффективная система образования, возникли конкурирующие органы печати.
    Всё это стало реальной основой для рационализации общественных отношений, что было не только прервано, но и повёрнуто вспять октябрьским переворотом 1917 года.

    Ещё одна особенность, которая может стать роковой в нынешнее время — отношение власти    к Конституции.
    В советские времена она изменялась пять раз и каждый раз обслуживала идеологию власти, а вернее, власть имущих. И существовала она сама по себе, а страна, общество и власть — сами по себе, друг другу не мешая. Что-то подобное наблюдается и нынче. И поскольку день Конституции даёт повод для разговоров о Конституции, о её «действенности», то лучший способ помолчать — отмена этого дня Конституции.
    Ведь она уже мешает власти    делать свою политику и лучше всего в таких случаях поменьше упоминать её содержание, тем более при таком оглушительном большинстве во всех сферах власти    — дело это простое.

    Вернёмся однако, к ссылке президента на исторические традиции в свете реформ и преобразований последних пятнадцати-двадцати лет. Наблюдая за ходом их, невольно задаёшься (и надо сказать, делаешь это с болью) вопросом: означают ли эти российские особенности, что такая же участь постигнет современную попытку осуществить политическую модернизацию в нашей стране, целью которой является создание открытой политической системы, способной эффективно реагировать на новые экономические и социальные потребности    общества, приблизится к передовым странам мира по уровню жизни, свободам и правам? Этот вопрос возникает не впервые, ибо политическое развитие в нашей стране имеет амбивалентный характер — одновременно и модернизаторский, и антимодернизаторский.

    Первая тенденция проявляется в широком включении в политическую жизнь социальных групп и отдельных людей.

    Вторая тенденция — в традиционной форме осуществления модернизации.
    Специфика её заключена в устойчивых авторитарных методах деятельности    и менталитете политической элиты, позволяю­щих только одностороннее — сверху вниз — движение команд, сохраняя закрытым характер принятия решений. Такая модернизация отягощена множеством помех политического патернализма на пути не только роста уровня политического участия, но и развития политической системы в более широком социально-историческом смысле.

    Модернизация в России породила надежду на демократию, но не ослабила тенденцию к авторитаризму. Реформы вроде бы стали необратимыми, но страна, на мой взгляд, не прошла ещё поворотный пункт, способный предотвратить их крах. Может быть, причина этого в непоследовательности    властей, в неоднозначности    и неуверенности    их действий. Может быть, в движении к авторитаризму. Хотя опыт других стран, достигших в последние десятилетия крупных экономических успехов, говорит о том, что демократизацию нельзя рассматривать в качестве единственно необходимого условия экономического роста, так как на первый план выступает проблема политической стабильности, без решения которой трудно рассчитывать на социально-экономический прогресс. Это подтверждается опытом Южной Кореи, Тайваня, Бразилии, Чили, Филиппин и других стран. Не случайно в последние годы в связи с восточноевропейскими событиями, а также падением многих военных диктатур в странах «третьего мира» происходит переосмысление потенциальных возможностей авторитаризма в мобилизации и организации общественных изменений. Однако у нас противоречия и непоследовательность преобразований, проводимых под жёстким политическим контролем авторитарного режима, определяются стремлением правящего слоя приспособить реформы, прежде всего, к своему собственному положению и государственным интереϲам (а не к интереϲам граждан), что мешает осуществлению необходимых обществу структурных изменений.

    Нужно отметить, что, пожалуй, впервые за всю свою историю Россия с началом реформ не стремилась достичь могущества за счёт политического развития, а поставила само развитие в качестве основной цели, пытаясь подчинить ему все государственные институты и стать мировой державой не для господства над другими народами, а во имя благ своего собственного населения. Приведу лишь одну выдержку из выступления известного специалиста из Института американского предпринимательства Л.Арона, распространённого по каналам информационного агентства США ещё в октябре 1994 года: «Борис Ельцин «повернул вспять» четыре основные традиции российской государственности: тенденцию к империализму, автократическое правление, верховенство национальной безопасности    и внешней политики над внутренними проблемами, а также несбалансированные расходы в военной сфере».

    В последние годы появилось опасение сломать и эти тенденции, чтобы вернуться к «исторической традиции». И это тревожит. Потому что в погоне за историческими традициями можно упустить шанс политической модернизации общества. И в том, что президент всё больше «притормаживает» политическое развитие, возвращаясь к «историческим традициям» и сделает его управляемым из Кремля, есть большая опасность ещё больше отстать от цивилизованных стран мира. Ведь Россия, как и многие другие страны, в том числе и Восточной Европы и бывшего СССР, проводит «отражённую» модернизацию, своего рода осовременивание вдогонку, а потому делать это нужно за счёт широкого использования опыта передовых стран, чтобы догнать их по уровню и качеству жизни, а не открещиваться, прикрываясь историческими традициями и геополитическими интересами.
    Опыт первых лет реформ и преобразований показал, что это возможно. Ведь мы прошли уже такие важнейшие этапы как создание политических институтов — парламента, многопартийной системы, всеобщих альтернативных выборов, разделения властей и т.д., не говоря уже о завоевании политических свобод и прав личности.
    Неужели, достигнув всего этого, нужно поворачивать движение вспять, к «историческим традициям»? Мне кажется, это будет дорого стоить нашей стране, ибо только путь в цивилизованный мир даст возможность сделать жизнь людей достойной величия и богатств нашей страны. Но при этом нужно понимать, что перспективы политической модернизации будут определяться способностью политического режима решить болезненные для нашей страны проблемы, имеющие как общий, так и специфически российский характер:

    —   выведение из-под политического контроля преобладающей части    экономических ресурсов;

    —   создание открытой социальной структуры путём преодоления жёсткой территориальной и профессиональной закреплённости    людей;

    —   формирование институтов, обеспечивающих взаимную безопасность открытого политического соперничества различных сил в борьбе за власть;

    —   создание эффективной системы местного самоуправления и федеральной системы управления, способных стать реальной альтернативой традиционному бюрократическому централизму.

    Не имея правового опыта действий в рамках конкурентной политической борьбы, переход от режима гегемонии к демократии по разным причинам в нашей стране не пошёл как последовательный, многоступенчатый процесс. И та опасность, которая нас подстерегала, кажется, обозначилась — не заработала система взаимной безопасности    среди конкурирующих политических сил, и одна из этих сил пытается заменить этот ненадёжный конкурентный режим своей гегемонией, т.е. авторитарным правлением. Немало, к сожалению, и других опасностей.

    MySQLi connect error: Connection refused